NSTUleaks.org

Честность, открытость, ответственность
Экзаменационные вопросы, советы и лекции » Конституционное право » Экзаменационные вопросы КП » Конституционно правовые основы организации государственной власти субъектов

Конституционно правовые основы организации государственной власти субъектов

Федеративный характер Российского государства предполагает, что государственную власть в нем осуществляют как федеральные органы, так и органы субъектов Федерации. Между этими уровнями государственной власти существует тесная связь и взаимодействие, обеспечивающие единство государственной власти в Российской Федерации. Вместе с тем для того, чтобы федерализм был реальным, а власть демократически децентрализована, необходимо предоставить субъектам Федерации возможность осуществлять государственную власть с помощью собственных органов, организация и деятельность которых отвечала бы региональным условиям и общим принципам разграничения властных полномочий между Федерацией и ее субъектами.

Создание механизма власти в субъектах РФ относится к числу вопросов, основы которых требуют закрепления на конституционном уровне – как в Конституции РФ, так и в конституциях (уставах) субъектов РФ. Естественно, что наиболее важные, общефедеральные основы организации государственной власти в субъектах РФ закрепляются Конституцией РФ, а соответствующие им конкретные системы органов власти – в конституциях (уставах) субъектов Федерации.

Общефедеральные основы. Конституция РФ (ч. 2 ст. 11) устанавливает, что государственную власть в субъектах РФ осуществляют образуемые ими органы государственной власти. Эта норма расположена в главе «Основы конституционного строя», из чего вытекает ее основополагающий и незыблемый характер. Эту норму следует рассматривать в неразрывной связи с другими основами федеративного устройства страны, и особенно с теми, которые закреплены в ст. 5 Конституции РФ Вполне логично, что если субъекты Федерации имеют свои конституции (уставы) и законодательство, то они должны иметь собственные органы государственной власти, которые бы эти конституции (уставы) и законы принимали, исполняли и применяли.

Как бы охраняя самостоятельность субъектов РФ, Конституция РФ не включает перечень конкретных органов власти в субъектах РФ, хотя предыдущая Конституция как раз закрепляла систему высших органов власти и управления.

Такой подход, хотя и способствовал единообразию, по существу, сам по себе отрицал самостоятельность субъектов РФ и означал жесткую централизацию власти, которая мало что отводила к ведению и полномочиям субъектов Федерации.

Следует обратить внимание на то обстоятельство, что положение об органах государственной власти в субъектах РФ следует в Конституции РФ сразу же после перечисления (в ч. 1 ст. 11) федеральных органов государственной власти. Законодатель не указывает субъектам РФ, как должны именоваться образуемые в них органы, поскольку эти органы образуются в субъектах РФ самостоятельно Но он дает им ясно понять, что схема основных органов и их взаимоотношений должна соответствовать федеральной, т. е. включать органы, аналогичные Президенту, федеральному Собранию и Правительству на федеральном уровне.

Системный подход к положениям ч. 2 ст. 11 позволяет увидеть и другую ее важную связь, а именно со ст. 10 Конституции РФ, которая закрепляет принцип разделения властей для организации государственной власти «в Российской Федерации». Следовательно, государственная власть в субъектах РФ должна строиться на разделении законодательной, исполнительной и судебной власти, а также на основе самостоятельности их органов.

Чтобы система органов государственной власти субъектов РФ находилась в единстве с системой органов государственной власти всей Федерации, она должна отвечать и другим основам конституционного строя, а именно соответствовать республиканской форме правления, принципам правового, социального и светского государства. Следовательно, ни один субъект РФ не вправе создавать систему государственной власти на основе каких-либо религиозных догматов, монархической власти и т. п.

На первый взгляд принцип единства государственной власти может показаться прямым подчинением всех органов власти субъектов РФ соответствующим органам Федерации. Но это неверно. На каждом из указанных уровней органы государственной власти действуют в соответствии со своими полномочиями, водораздел между которыми позволяет установить ч. 3 ст. 11 Конституции РФ. Эта статья указывает, что разграничение предметов ведения и полномочий осуществляется двумя путями Конституцией РФ и договорами об этом (в том числе и Федеративным договором, если, разумеется, его положения не противоречат Конституции РФ). Следовательно, объем собственных полномочий – это и есть мера самостоятельности органов государственной власти субъектов РФ, но в том, что не охватывается «мерой», а вернее, находится за ее пределами, эти органы находятся в подчиненном положении по отношению к федеральным органам. Такова конструкция единства государственной власти Российской Федерации, закрепленного в ч. 3 ст. 5 Конституции РФ.

Как бы подытоживая все требования, вытекающие из принципа единства государственной власти и других основ конституционного строя, Конституция РФ определяет в ч. 1 ст. 77, что система органов государственной власти субъектов РФ устанавливается ими самостоятельно, но в соответствии с основами конституционного строя Российской Федерации и общими принципами организации представительных и исполнительных органов государственной власти, установленными федеральным законом. Здесь, как видим, содержится, по сути, прямое указание Федеральному Собранию принять Федеральный закон об общих принципах организации представительных и исполнительных органов государственной власти субъектов РФ. Но этот закон долгое время не принимался, что привело к большому разнобою в правотворчестве субъектов Федерации.

Конституция РФ уделяет особое внимание вопросам организации исполнительной власти в субъектах РФ, поскольку организация этой ветви власти наиболее важна для обеспечения конституционного принципа единства государственной власти в масштабе всей страны. Этим вопросам посвящены ч. 2 ст. 77 и ст. 78 Конституции РФ, которые закрепляют следующие положения:

– по определенным полномочиям (в пределах ведения РФ и полномочий РФ по предметам совместного ведения РФ и ее субъектов) федеральные органы исполнительной власти и органы исполнительной власти субъектов РФ образуют единую систему исполнительной власти в Российской Федерации;

– федеральные органы исполнительной власти для осуществления своих полномочий могут создавать свои территориальные органы и назначать соответствующих должностных лиц;

– федеральные органы исполнительной власти по соглашению с органами субъектов РФ могут передавать им осуществление части своих полномочий, если это не противоречит Конституции РФ и федеральным законам;

– органы исполнительной власти субъектов РФ по соглашению с федеральными органами исполнительной власти могут передавать им осуществление части своих полномочий;

– Президент РФ и Правительство РФ обеспечивают в соответствии с Конституцией РФ осуществление полномочий федеральной государственной власти на всей территории Российской Федерации.

Этими конституционными нормами закрепляется тесная и в то же время гибкая связь между органами государственной власти Федерации и ее субъектов, особенно в сфере исполнительно-распорядительной деятельности. Отсюда, например, вытекает право Правительства РФ (ст. 115 Конституции РФ) издавать постановления и распоряжения, которые являются обязательными для всей территории страны, а следовательно, и органов исполнительной власти субъектов РФ. Правительство РФ, федеральные министерства и ведомства вправе руководить деятельностью соответствующих органов в субъектах РФ, направлять и проверять их работу и т.д.

Из приведенных положений Конституции РФ видно, что федеральные и региональные органы исполнительной власти обладают правом при наличии соглашения между ними взаимно делегировать свои полномочия. На территориях субъектов РФ могут действовать территориальные органы федеральной исполнительной власти (обычно это органы министерств обороны, иностранных дел и др.). Порядок создания таких органов одобрен Постановлением Совета Министров РФ от 27 мая 1993 г. Федеральные исполнительные органы иногда передают часть своих полномочий соответствующим органам субъектов РФ, хотя сохраняют за собой право контролировать осуществление этих полномочий, а при необходимости и вернуть их назад. Предусмотрен и порядок передачи полномочий «снизу вверх», хотя порядок таких акций Конституцией РФ специально не урегулирован.

Наконец, очень важно иметь в виду, что органы государственной власти субъектов РФ не могут воспрепятствовать осуществлению на своей территории полномочий федеральной государственной власти – в этом случае Президент РФ и Правительство РФ должны и вправе принять соответствующие меры. Статья 85 Конституции РФ предусматривает право Президента РФ использовать согласительные процедуры для разрешения разногласий между органами государственной власти Федерации и ее субъектов, а также между органами государственной власти субъектов РФ. В случае недостижения согласованного решения он может передать разрешение спора на рассмотрение соответствующего суда. Во второй части этой статьи закреплено и более сильное право Президента РФ: приостанавливать действия актов органов исполнительной власти субъектов РФ в случае противоречия этих актов Конституции РФ и федеральным законам, международным обязательствам РФ или нарушения прав и свобод человека и гражданина до решения этого вопроса соответствующим судом. Однако эти конституционные положения все же не устраняют пробел в отношении возможности (или невозможности) освобождать президентским указом избранного населением президента республики или губернатора края (области и др.). Этот пробел заставил Президента РФ, являющегося гарантом Конституции РФ, отреагировать на эту неурегулированную ситуацию Указом № 810 от 6 июня 1996 г., в котором он пригрозил наказанием вплоть до освобождения от занимаемой должности главам исполнительной власти субъектов РФ (независимо от порядка замещения должности), нарушающим федеральные законы и указы Президента РФ, не исполняющим или ненадлежащие исполняющим федеральные законы, указы Президента РФ и вступившие в законную силу решения судов Российской Федерации. В соответствии с таким подходом Президентом РФ было вынесено предупреждение губернатору Приморского края о его неполном служебном соответствии и о возможном его отстранении от должности. Однако среди субъектов Федерации не все согласны с правомерностью таких действий. Пытаясь поставить им преграду, Конституция Республики Тыва, например, установила, что «должностные лица органов власти и управления Республики Тыва не могут назначаться и освобождаться федеральными органами власти и управления» (ст. 8).

Что же касается законно избранных представительных органов субъектов РФ, то Конституция РФ не содержит никаких указаний в отношении права Президента РФ или Федерального Собрания прекращать или прерывать их деятельность в силу презумпции соответствия этой деятельности Конституции РФ. Для разрешения споров в сфере компетенции органов законодательной власти Российской Федерации и ее субъектов Конституция РФ и федеральные законы предусматривают использование согласительных процедур, обращение в соответствующие суды, включая Конституционный Суд РФ, другие правовые механизмы. Данное положение было сформулировано в постановлении Конституционного Суда РФ от 18 января 1996 г. по «алтайскому делу».

Основы, закрепленные в конституциях и уставах субъектов РФ. Организация государственной власти составляет обязательный предмет регулирования конституций и уставов субъектов РФ. Установление общих принципов организации системы органов государственной власти относится к совместному ведению Российской Федерации и ее субъектов (п. «н» ч. 1 ст. 72 Конституции РФ). Субъекты РФ также опираются на другое положение Конституции РФ, согласно которому они образуют свои органы государственной власти самостоятельно (ч. 2 ст. 11).

Как уже отмечалось, отсутствие федерального закона об общих принципах организации системы органов государственной власти побудило субъекты РФ к созданию таких систем по собственным представлениям. Естественно, что они (по крайней мере большинство) ориентировались на президентскую форму правления. Но есть и отдельные исключения или особенности, порожденные инерцией следования традициям предшествующей Конституции РФ.

Конституции и уставы закрепляют в качестве основ конституционного строя системы органов государственной власти, в число которых входят президент республики (глава государства, глава республики) или губернатор других субъектов РФ (в некоторых республиках единоличного главы государства нет), законодательный (представительный) орган (с разными названиями), правительство (кабинет, администрация) и судебные органы. В систему органов государственной власти иногда отдельно включается Конституционный Суд. И хотя в целом эта схема за некоторыми исключениями, повторяет федеральную, по форме системы органов власти субъектов РФ все же очень разнятся Это объясняется тем, что субъекты РФ, и особенно республики, стремятся внести в системы органов власти региональную (национальную) специфику или просто уйти от однообразия.

Определяя порядок разграничения предметов ведения и полномочий органов субъекта РФ и федеральных органов, конституции и уставы чаще всего прямо исходят из принципов, установленных Конституцией РФ, иногда при этом упоминая и Федеративный договор. Это в полной мере соответствует ст. 73 Конституции РФ, согласно которой вне пределов ведения Российской Федерации и полномочий Российской Федерации по предметам совместного ведения Федерации и субъектов РФ субъекты РФ обладают всей полнотой государственной власти.

При решении вопросов организации государственной власти подавляющее большинство субъектов РФ закрепляют в конституциях и уставах принцип разделения государственной власти на законодательную, исполнительную и судебную, а также самостоятельность каждой власти в пределах своей компетенции. В Конституции Республики Саха (Якутия) его суть формулируется как разделение и равновесие трех властей.

Однако декларативное закрепление в конституции или уставе принципа разделения властей еще не означает, что он повсюду последовательно проводится при решении самого важного и сложного вопроса: взаимоотношений между законодательной и исполнительной властями. Здесь часто проявляется тенденция к установлению определенных форм подотчетности исполнительной власти по отношению к законодательной. В ряде субъектов РФ (Алтайский край, Читинская область, Тамбовская область и др.) в уставы были включены положения, по существу нарушавшие принцип разделения властей и делавшие явный крен в пользу приоритета представительных органов государственной власти, что проявлялось в предоставлении этим органам ряда несвойственных им прав. В Республиках Татарстан и Удмуртия парламент (Государственный Совет) рассматривается в Конституции как высший представительный, законодательный и контрольный орган, вследствие чего кабинет министров несет перед ним ответственность.

Конституционный Суд РФ в постановлении от 18 января 1996 г. о проверке конституционности ряда положений Устава Алтайского края отметил, что конституционный принцип единства государственной власти требует, чтобы субъекты РФ в основном исходили из федеральной схемы взаимоотношений исполнительной и законодательной власти. Поскольку согласно Конституции РФ законодательная и исполнительная ветви власти являются самостоятельными, недопустимо, выходя за пределы, предусмотренные Конституцией РФ, закреплять в Уставе нормы, ставящие исполнительную власть в подчиненное по отношению к представительному органу положение. Это противоречило бы и ст. 77 (ч. 2) Конституции РФ, так как создавало бы препятствия для реализации ее положения о том, что по определенным полномочиям федеральные органы исполнительной власти и органы исполнительной власти субъектов РФ образуют единую систему исполнительной власти... Поскольку федеративное устройство Российской Федерации основано на единстве системы государственной власти, органы государственной власти в субъектах РФ формируются на тех же принципах, что и федеральные. Нормами конституций и уставов субъектов РФ закрепляются основы и третьей ветви государственной власти – судебной. Подавляющее большинство субъектов РФ закрепляют положения о судебной власти как о составной части государственной власти на своей территории наряду с законодательной и исполнительной. Эти положения входят в противоречие с Конституцией РФ, в которой указывается, что судебная система Российской Федерации должна устанавливаться Конституцией РФ и федеральным конституционным законом. Однако формулировка Конституции РФ об «иных федеральных судах» (ч. 3 ст. 128) порождает некоторую неясность, позволяющую при желании трактовать ее как возможность создавать на территории субъекта РФ собственную судебную систему, хотя и входящую в судебную систему Федерации. Кроме того, федеральный конституционный закон о судебной системе РФ долгое время не был принят. Главным образом этим следует объяснить закрепление в конституциях и уставах субъектов РФ судебной системы, соответствующей устаревшим законам Российской Федерации. Стремление иметь «свою» судебную систему отвечает также местническим интересам и преувеличенным представлениям определенных кругов о суверенном характере этих государственных образований.

Неурегулированность правового статуса судебных органов субъектов РФ приводила к тому, что конституционная норма (ч. 2 ст. 128) о назначении судей федеральных судов (кроме высших) Президентом РФ не соблюдалась. Но, с другой стороны, решения судов общей юрисдикции и арбитражных судов субъектов РФ продолжали проверяться в кассационном и надзорном порядке Верховным Судом РФ и Высшим Арбитражным Судом РФ. Этим в определенной степени обеспечивалось единство судебной системы страны.

Среди конституционных (уставных) основ судебной власти субъектов РФ можно выделить три основные модели.

1. Система органов судебной власти устанавливается Российской Федерацией (Свердловская область) или строится в соответствии с Конституцией РФ (Тамбовская область, Республика Коми). Совершенно очевидно, что данная модель с самого начала исходила из интеграционного подхода и признания возможности проведения судебной реформы на основании Конституции РФ, т.е. преобразования судебных органов в федеральные.

2. Судебные органы данного субъекта РФ, образуя судебную систему субъекта РФ, в то же время являются частью судебной системы Российской Федерации (Республика Марий Эл и др.). Эта модель закрепляет статус судебной власти как государственной власти субъекта РФ, делая неясной возможность без изменения Конституции трансформации их в федеральные суды.

3. Судебная система субъекта Федерации образуется без указания на ее связь с судебной системой РФ. Например, в Конституции Республики Башкортостан указывается: «Судебную систему Республики Башкортостан представляют суды, образованные на основе настоящей Конституции... Организация, полномочия и порядок деятельности судов в Республике Башкортостан определяются законами Республики Башкортостан» (ст. 132). «Суды Республики Башкортостан независимы и подчиняются только закону и Конституции Республики Башкортостан» (ст. 133). В Республике Татарстан Конституция закрепляет положение, согласно которому «судебная власть осуществляется в целях защиты конституционного строя Республики Татарстан... Никто, кроме предусмотренных Конституцией Республики Татарстан судебных органов, не вправе брать на себя функции и полномочия судов» (ст. 135). Такая модель исходит из дезинтеграции судебной системы страны и воздвигает серьезный барьер на пути создания новой федеральной судебной системы.

Конституции и уставы ряда субъектов РФ закрепляют создание конституционных или уставных судов вне какой-либо связи с Конституционным Судом Российской Федерации.

Обрати внимание

Цитата дня

Играть в жизнь куда интереснее, чем на сцене.

(c) Б. Акунин